aif.ru counter
Александр ЕФАНОВ 0 916

Выбор приоритета. Ради чего уехал в Финляндию рязанский вратарь?

Все материалы сюжета Футбол в Рязани

Евгений Кобозев рассказал о своем футбольном пути — от «Золотых куполов» до финского ВПС.

В воскресенье, 23 октября, в Финляндии завершился чемпионат страны по футболу. По итогам сезона, клуб ВПС, за который выступает рязанский голкипер Евгений Кобозев, занял четвертое место, что дает ему право на участие в Лиге Европы.

По словам 26-летнего вратаря, сезон в Вейккауслииге можно считать самым успешным в его карьере: все 33 матча в стартовом составе без замен, 15 матчей на ноль, пропущено — 27 мячей. Меньше только у чемпиона Финляндии «Мариехамна» — 25 мячей.

А начинал Евгений Кобозев в рязанской ДЮСШ «Золотые купола», куда в 10-летнем возрасте пришел вслед за друзьями.

— Все произошло совершенно случайно. У одноклассников появилась идея записаться на футбол, а я решил составить им компанию. Ребята из параллельного класса уже занимались в «Куполах», поэтому пошли именно в эту ДЮСШ.

— Родители как-то влияли на твое решение?

— Нет, у них не было цели воспитать из меня футболиста. Отец играл в хоккей, был, кстати, вратарем, но так как условий для занятий хоккеем в Рязани не было, того же льда искусственного, то на хоккее он не настаивал. Да и финансово этот вид спорта более затратен.

— Сразу с позицией вратаря определился?

— Я во дворе любил в воротах играть, а когда пришел в «ЗК» никто не захотел мячи ловить. Вот сам и вызвался. К тому же, повторюсь, отец вратарь, хоть и хоккейный, поэтому гены, наверное, сыграли свою роль.

— Ну а дальше «Торпедо»!

— Да, 14 лет мне тогда было. Но до «Торпедо» был просмотр в ЦСКА, отец мне его устроил. Но я не подошел армейцам.

— Объяснили, почему?

— Единственное, что запомнил, так это то, что я не сильнее тех вратарей, которые там были. Это действительно так было. Кроме того, ростом я был маловат, да и рекомендаций особых не было. Сказали, через годик приезжать.

— Год ждать не стал и поехал в «Торпедо»?

— Сначала в составе сборной Рязани мы против автозаводцев сыграли товарищеский матч. О товарищеском матче, кстати, договорился отец Максима Городцова, который к тому времени уже занимался в торпедовской академии. После этого  матча я ездил на игру зимнего чемпионата Москвы против Спартак-2. Сыграл один тайм за «Торпедо».

Справка
Максим Городцов, 1991 г.р. В футбол начинал играть в Рязани у Вячеслава Петровича Казакова. Воспитанник «Торпедо» (Москва). С 2012 по 2014 гг. выступал за рязанскую «Звезду» и ФК «Рязань».

— Удачно?

— Нет, тот матч был не самым лучшим для меня. Хорошо, что тренер Петр Иванович Семшов дал мне еще один шанс. Это была игра против своих торпедовцев, но ребят, которые на год нас старше. Вот в этой игре я себя проявил. После этого меня взяли на турнир в Швецию, и уже после него тренеры окончательно решили меня брать.

— Почему в принципе решил уезжать из Рязани?

— Это было не только мое желание, но и родителей, тренеров. Мой первый тренер Вячеслав Петрович Казаков очень многому научил меня, но в силу того, что он никогда не был вратарем, то в одиночку не смог бы воспитать из меня хорошего голкипера. Именно в академии «Торпедо» я стал получать специфические, вратарские навыки.

— То есть, и Казаков был не против отъезда?

— Нет-нет, он мое решение поддержал. Был рад за меня. Мы до сих пор с ним общаемся при первой возможности.

— В Рязани тебя считают рязанским воспитанником, в «Торпедо» — торпедовским. Сам как считаешь?

— Для меня это очень сложный вопрос, на который у меня нет ответа. Каждый из тренеров, с кем я работал, очень многое мне дал. И я всем им очень благодарен.

— Есть мнение, почему в Рязани так плохо готовят вратарей? Тот же Сергей Правкин вспоминал, что всё детство только кидал мяч об стену и ловил, а о том, что в воротах еще нужно уметь как-то передвигаться, узнал в 18 лет.

— Я занимался тем же, пока был в Рязани (улыбается). К сожалению, ситуация печальная не только в Рязани, но и в большинстве регионах страны. С чем это связано, не знаю. После каждой неудачи нашей сборной, чиновники говорят, что нужно больше внимания уделять воспитанию молодежи и т.д. Говорят, что система подготовки футболистов не отлажена. Думаю, что причина в этом.

— Что можешь посоветовать юным вратарям в Рязани, которых никто толком не обучает?

— Сложно давать какой-то совет в такой ситуации. Если есть возможность тренироваться под руководством хорошего тренера вратарей, и не важно — в Москве или в другом регионе, то надо уезжать. А в условиях Рязани, нужно искать информацию в интернете. Это будет хоть что-то.

Фото: пресс-служба ФК Тосно

— Самое яркое воспоминание из футбольного детства?

— Много было запоминающихся моментов, но, пожалуй, выделю тот, когда мой отец впервые пришел посмотреть на мою игру в «Золотые купола». После матча он признался, что был очень удивлен... До того момента он мое занятие всерьез не воспринимал. Этот эпизод я очень хорошо запомнил.

«Поработать с Дасаевым — большая честь»

— С какими сложностями столкнулся в столице?

— Сложно было то, что сначала в интернате не было мест, поэтому первые полгода жил у родственников. Добирался больше часа до Лужников, шел в школу, затем на тренировку. Позже, когда переехал в интернат, условия были замечательные. Мог уже полностью сконцентрироваться на футболе.

— Стипендия, питание?

— Питание было отличное. Стипендию первое время не платили, в 16 лет стал получать 800 рублей. Условия были хорошие во всем. А через полгода подписал свой первый контракт.

— Кто еще из вратарей в те времена постигал науку вместе с тобой?

— Почти все вратари от 10 до 17 лет тренировались вместе. Из тех, кого я застал — Лунев Андрей. Он совсем недавно неплохо дебютировал за «Уфу». Еще пару ребят играют во второй лиге.

— Одно время в «Торпедо» тренером вратарей был Ринат Дасаев. Какое его наставление особенно запомнилось?

— Да, мне довелось поработать с Дасаевым. С ним я очень сильно прибавил в физическом плане. Большой упор делался именно на это. Что касается наставлений… Он очень закрытый человек, по крайней мере, таковым он был в отношениях со мной. Поэтому не могу сказать, что он много со мной разговаривал и направлял в каких-то моментах. Но в то же время, поработать с такой легендой, как он, это большая честь. От одного осознания, что он твой тренер, можно прибавить.

— К тренировкам с основной командой часто привлекали?

— В 2006 году, когда команда вылетала из Премьер-лиги, я лишь пару раз тренировался с основой. В 2007 году наш возраст был выпускным. Главным тренером в первой лиге был Ярцев, а он ни одного молодого футболиста из академии к тренировкам с основной командой не привлекал. Только на следующий год, когда команда вылетала уже из первой лиги, я начал регулярно с ними тренироваться.

— Что самое хорошее запомнилось из торпедовских времен?

— Да всё было хорошим. В «Торпедо-ЗИЛ» я впервые сыграл на профессиональном уровне, а впоследствии и провел полноценный сезон основным вратарем. Там я начал работать с Евгением Корнюхиным и Андреем Канчельскисом, которые поверили в меня. Благодаря им мой переход из детского футбола во взрослый получился успешным.

— Ничего плохого?

— А плохо то, что команда «Торпедо» потеряла профессиональный статус. Сейчас наш интернат закрыт, а команда неизвестно, возвратится ли еще когда-нибудь в Премьер-лигу.

Видеозарисовка. Евгений Кобозев в «Торпедо-ЗИЛ».

«Не был готов к Премьер-лиге»

— Как появился вариант с «Уфой»?

— В «Торпедо-Зил» закончился сезон, мы заняли второе место. Так как развалился «Сатурн», «Краснодар» пошел на повышение в Премьер-лигу. В ФНЛ освободилось место, мы и «Факел», который закончил четвертым, подали заявку на участие. Но РФС заявил «Факел», после чего наш акционер закрыл команду. Канчельскис перебрался во вторую лигу, в «Уфу», вместе с тренерским штабом, ну и позвали меня.

— Согласился не думая?

— Перед этим я съездил на просмотр в «Динамо» (Брянск), они тогда играли в ФНЛ. Я им не подошел, поэтому сразу подписал контракт с «Уфой».

— По-моему именно тогда о Кобозеве в Рязани заговорили. В «Золотых Куполах» на видном месте повесили твою фотографию в форме «Уфы»…

— (улыбается) Фотографию, насколько я помню, они повесили после того, как я съездил со сборной ФНЛ на матч в Италию. Конечно же, мне приятно!

Я не привык искать причину неудач в ком-то, поэтому считаю, что просто не был готов к Премьер-лиге в тот момент.

— Для вратаря статистка, конечно, крутая: в первый год – 35 матчей с кубковым и 18 пропущено. Да и второй сезон, уже в ФНЛ, классный. Самое успешное время в карьере?

— Да, это были два хороших сезона. Но по качеству игры, сезон, который я провожу в Финляндии, гораздо лучше.

— О Финляндии обязательно еще поговорим. Канчелькиса в «Уфе» сменил Игорь Колыванов. Можешь вспомнить какие-то эпизоды, которые бы характеризовали их как тренеров?

Фото: ФК Уфа

— Могу сказать, что оба делали большой упор на физическую подготовку. Тренировочные сборы были тяжелыми. Они легендарные футболисты, рассказывали много полезных историй из своей карьеры.

— Например?

— В основном эти истории были профессионального рода, не могу прям так сразу что-то вспомнить. Канчельскис вообще больше шутил. Запомнилась его фраза: «Моя бывшая жена слишком хорошо разбиралась в футболе, поэтому она и бывшая» (смеется). Может это и не лучшая шутка, но вот она почему-то запомнилась.

— В «Уфе» два бразильца тогда играли, не чудили?

— Нет, Вильям к тому времени уже три года провел в России, он большой профессионал и никогда проблем с его отношением к делу не было. Что касается Диего Карлоса, то вспоминается лишь, как он обижался на то, что оставался в запасе. Это был его единственный недостаток. В остальном же они большие молодцы.

— Что не получилось в «Тереке»? Не жалеешь о переходе, ведь мог бы с той же «Уфой» выйти в Премьер-лигу?

— Не каждый день зовут в Премьер-лигу. Для меня это был новый уровень, и я решил попробовать, хотел развиваться дальше. Останься в «Уфе», никто не знает, как бы сложилось там лично для меня. В футболе, как и в жизни, нам не дано знать, что будет завтра. Да и отношения с Колывановым у меня были не самые лучшие.

— Так почему не получилось?

— Я не привык искать причину неудач в ком-то, поэтому считаю, что просто не был готов к Премьер-лиге в тот момент. Единственное, за что мне немного обидно, это то, что не дали шанса сыграть в Кубке, хотя тренер вратарей на этом настаивал.

— Решил уйти за игровой практикой?

— Да, первый год я просидел вторым вратарем, на следующий год, когда поправился Евгений Городов, дали понять, что буду только третьим.

«Финны искали вратаря, я приехал»

— Где-то читал, что свой интерес «Крылья Советов» проявили где-то за час до закрытия трансферного окна?

— Да, все именно так и было. Ровно в 22:00 я узнал об этом варианте. Не так много времени было на раздумья, поэтому пришлось решать быстро. К тому моменту я носил лонгету, был перелом пальца. Первым делом я позвонил доктору «Терека» и спросил, через сколько я смогу тренировать в общей группе. Ответ был: «Через две недели». Я предупредил «Крылья Советов», их это устраивало. Но в итоге перелом был с осложнениями, и я восстановился только через полтора месяца. К тому времени уже другой вратарь себя зарекомендовал, и сезон отыграл очень здорово. Откровенно говоря, у меня было мало шансов попасть в основу.

Фото: Официальный сайт ПФК "Крылья Советов" Самара

— Легионер «Крыльев» бельгиец Йерун Симайс в своем интервью назвал тебя и Алексея Померко «англоязычными ребятами» наряду с другими легионерами «КС». Когда успел язык выучить?

—  Базовые знания английского получил в школе. Спасибо моим учителям! Потом, когда в «Уфу» приехал первый легионер, я решил язык подучить. До сих пор совершенствую свой английский. Сейчас это своего рода хобби для меня.

— Дальше был контракт с «Тосно», но карьера там оказалась недолгой.

— В «Тосно» был неудачный период для меня. Не самое успешное выступление, плюс травмы. Начались болячки в конце сезона, которые продолжались на протяжении всех предсезонных сборов. В итоге я пропустил всю подготовку с «Тосно», а они за это время подписали нового вратаря. У меня был выбор: сидеть в глухом запасе, либо искать другой вариант. Я решил пойти по второму пути. В принципе, вариантов было немного, так как я полностью восстановился только за три недели до конца заявки. Нижегородская «Волга» хотела подписать со мной контракт, я даже провел с ними сборы, но из-за финансовых проблем им так и не открыли заявку.

Фото: пресс-служба ФК Тосно

— Так появился вариант за рубежом?

— Да, заявка закрылась, мой агент продолжил поиски за границей. В Скандинавии трансферное окно еще было открыто. Вот тут-то и поступило предложение от ВПС, который выступает в Вейккауслииге, ну или в Премьер-лиге, по-нашему. Они искали вратаря, и я решил съездить к ним на просмотр.

«Либо деньги, либо футбол»

— Расскажи о городе Вааса, где базируется клуб?

— Вааса небольшой городок с населением всего 60 тысяч человек. До стадиона, он же является и базой, пять минут ходьбы. Чистый, опрятный город.

— Клуб выделил машину, квартиру?

— Да, живу в клубной однокомнатной квартире. Условия хорошие, а вот машина мне здесь не нужна. Я ведь не перевозил сюда семью, жена была на последних месяцах беременности, поэтому автомобиль мне одному ни к чему. Но зато клуб мне выделил велосипед (улыбается).

— Здорово!

— Да, здесь большинство людей передвигаются на велосипедах, за исключением зимних месяцев. На велике я весь город пересекаю за 25 минут.

— Пытаюсь представить, календарная игра чемпионата Финляндии, и все игроки приезжают на игру на велосипедах…

— Да, так и есть, почти все на великах приезжают. Тут не только на стадион, но и в рестораны на велосипедах ездят. Это в порядке вещей.

Фото: АиФ-Рязань/ личный архив Евгения Кобозева.

— Не угоняют?

— Могут угнать, только если ты забудешь его закрыть на замок, да и то это редкость. Со мной был случай, я не пристегивал велосипед около двух месяцев, вот уверен был, что не украдут (улыбается). В итоге его все-таки угнали. Но ничего, через две недели я его нашел в городе и забрал обратно (смеется). В принципе, в Ваасе очень безопасно, впрочем, как и вообще в Финляндии.

— Вейккауслиигу с каким дивизионом в России можешь сравнить?

— Я бы сравнил с уровнем ФНЛ, только здесь больше внимания уделяется тактике. С Премьер-лигой российской сравнивать нельзя, все-таки бюджеты несопоставимы.

У академии нашей команды есть крытый манеж с искусственным полем, 12 полей с натуральным газоном и два с искусственным. Помимо нашей академии в городе есть еще академии, у которых тоже есть поля. И всё это в городке с населением в 60 тысяч человек!

— О бюджетах. В последнее время в России пошла тенденция, что молодые российские игроки уезжают за практикой в Европу, правда, за меньшие деньги. Поддерживаешь?

— Здесь важно расставить приоритеты. Либо твой приоритет — это зарабатывание денег, либо футбол. К тому, что молодые ребята уезжают за практикой, отношусь только положительно. Только играя в официальных матчах, когда ты находишься под стрессом, можно развиваться, и только игры дают пищу для размышлений. Тренировка и игра — это две разные вещи.

Фото: АиФ-Рязань/ личный архив Евгения Кобозева.

— Если представить, ты не уехал в Финляндию, а сидел бы третьим вратарем в «Тереке». Насколько бы выиграл в деньгах? Или проиграл?

— Выиграл-выиграл, в «Тереке» я бы зарабатывал в четыре раза больше. Но не играл бы. Это к моим словам о приоритетах — либо деньги, либо футбол.

— Заметил, что перед каждым домашним матчем команда ВПС выходит на поле в белых балахонах или накидках. У каждого игрока нарисована определенная буква. Что это за традиция?

— Да, есть такое. На накидках название главного спонсора. Таким образом мы его рекламируем (улыбается).

— Рекламируете спонсора?

— Дело в том, что в Финляндии, впрочем, как и во всей Европе, клубы живут на деньги спонсоров, а также от продажи билетов и атрибутики. Бюджетные деньги в клубы не вливаются, как у нас. Поэтому ничего такого в том, что мы рекламируем спонсора, нет. А после игры, определяется игрок матча. Ему и футболисту, забившему гол, один из спонсоров дарит небольшой подарок.

Либо твой приоритет — это зарабатывание денег, либо футбол. К тому, что молодые ребята уезжают за практикой, отношусь только положительно. Только играя в официальных матчах, когда ты находишься под стрессом, можно развиваться, и только игры дают пищу для размышлений.

— Можешь сказать, как развивается детский футбол в Финляндии?

— Я лишь скажу, что в академии нашей команды есть крытый манеж с искусственным полем. Кроме того, у нас 12 полей с натуральным газоном и два с искусственным. Помимо нашей академии в городе есть еще академии, у которых тоже есть поля. И всё это в городке с населением в 60 тысяч человек!

— Да уж, но хоккей-то наверняка популярнее футбола, ледовых площадок больше будет?

— Нет, футбольных полей все-таки побольше. Футбольное поле проще сделать. Ну а так, конечно, в Ваасе есть ледовая арена, вместе с тренировочными площадками. Помимо основной площадки есть еще четыре тренировочных.

Команда ВПС в накидках с рекламой спонсора.
Команда ВПС в накидках с рекламой спонсора. Фото: Скриншот

— Изучая сайт ВПС и официальные странички в соцсети, обратил внимание, что тебя как-то буднично приняли. То есть, не было как таковой презентации нового игрока. В разделе «команда» до сих пор нет твоей фотографии…

— В плане активности команды в соцсетях, это беда. В штабе есть парень, который занимается общением с прессой, но почему они не содержат должным образом сайт, я не знаю. Может быть причина в том, что местные газеты очень хорошо освещают все события. Вообще, финны очень читающая нация, почти все семьи выписывают газеты. Еще одна интересная деталь, у команды нет своего фотографа. Приходят на матчи другие фотографы, которые после игры свои снимки продают газетам, либо футболистам.

— Футболист после игры может купить свою фотографию, правильно понимаю?

— Ну да, все фотографы с аккредитацией. Обычно они работают для газет, но и футболистам продают доступ на своем сайте, чтобы те могли скачать снимки.

Очередной сухой матч Евгения Кобозева. Фото: АиФ-Рязань

«Финны требуют обратно Карелию»

— Видно, как во время матчей ты достаточно активно командуешь защитой. Финский язык уже выучил или всё на английском происходит?

— Когда я приехал, я первым делом выучил базовый подсказ на финском. Но все ребята хорошо знают английский, поэтому в игре получается такой микс из финского и английского. На финском языке я только базовые выражения и слова знаю, но проблем с языковым барьером у меня нет.

— Как часто в Ваасе можно услышать русскую речь?

— В моей команде есть финн, который играл два года в киевском «Арсенале». Он довольно хорошо знает язык, поэтому иногда общаемся с ним на русском. Да и в других командах есть ребята с русскими корнями. В городе ко мне дважды подходили и заводили разговор на русском — женщина с Украины и мужчина, у которого жена из Белоруссии.

— В городе тебя узнают?

— Да, порой складывается ощущение, что здесь все друг друга знают. Да и интервью часто давал для местных газет, телевидения.

— О чем чаще всего спрашивают одноклубники, когда хотят узнать о России? Не удивляются, что из страны, где большие деньги приехал в Финляндию?

— Интересуются футболом в России, уровнем нашего чемпионата. Про то, какая у меня была зарплата в России, никто не спрашивал, видимо, это неприлично. Ну и все обязательно интересуются, когда мы вернем им Карелию обратно (смеется).

Если я посчитал или знаю, что был организован договорной матч, то могу абсолютно анонимно сообщить об этом. Тогда финская полиция начнет расследование.

— Какие-то традиции существуют для новичков в ВПС?

— Да, здесь перед стартом чемпионата есть что-то вроде посвящения новичков команды. Обычно старики команды придумывают какие-то забавные задания, но так как я пришел в команду за две недели до старта чемпионата, я это посвящение пропустил (улыбается).

— С кем у ВПС принципиальные матчи? Что из себя в принципе представляют внутрифинские дерби?

— Дерби у нас против «Сейняйоки» (SJK). Это команда из соседнего города. Обычно на дерби много людей приходит. Но фанаты абсолютно спокойные, не видел никакого вандализма, негатива в адрес игроков. Все только поддерживают.

— А почему так мало болельщиков приходит на обычные календарные матчи?

— Что касается нашей команды, то при населении города в 60 тысяч человек, средняя посещаемость — более трех тысяч человек. Мне кажется, что это не так уж и плохо. Но, по моему мнению, пресс-служба работает недостаточно хорошо. Надо больше освещать то, что происходит внутри команды. Болельщикам это важно. То, что происходит во время матчей, это только верхушка, в повседневной рутине очень много интересного! Стоит больше делать совместных мероприятий с болельщиками, тогда они станут частью команды. Это мое понимание ситуации. Ну а за другие команды я сказать не могу.

Сюжет об одном из матчей ВПС

— Какой самый длительный по времени выезд в маленькой Финляндии?

— Это на Аландские острова. Сначала надо ехать на автобусе четыре часа, затем ночевка и пять часов на корабле.

— Тяжело восстанавливаться после такой поездки?

— Да нет, не могу сказать, что поездка на острова слишком тяжелая. Мы сначала едем в автобусе до Турку, там ночуем в отеле, а наутро садимся на корабль. К обеду уже на месте, а вечером предигровая тренировка. Корабли здесь очень хорошие, каюты, как номера отеля. Можно поспать спокойно.

«Почтальоном можно неплохо заработать»

— Как тебе судейство в Финляндии, не было матчей, когда твою команду откровенно «убивали»?

— Не припомню, чтобы судьи вели себя как-то предвзято. Конечно, они ошибаются, и ошибаются немало. Как в нашу пользу, так и в пользу соперника. Я думаю, что по качеству судейства российские арбитры все-таки лучше. Проблема лишь в том, есть ли у наших судей стимул извне?

— И договорняков в Финляндии нет?

— Вот не знаю. Кстати, интересная деталь. Перед началом сезона, нам раздали доступ на специальный сайт с персональным паролем для каждого футболиста. Если я посчитал или знаю, что был организован договорной матч, то могу абсолютно анонимно сообщить об этом. Тогда финская полиция начнет расследование.

— Хорошо-то как. А что с лимитом на легионеров у них, и сразу — какой лимит тебе кажется должен быть в России?

— Здесь он есть, но довольно мягкий. Что касается России, то, думаю, что система десять легионеров на заявку оптимальна. Но эти легионеры должны быть действительно качественными, и российские ребята могли бы в честной конкуренции расти. К сожалению, у нас часто бывает, что покупают легионера, а футбольные чиновники и агенты зарабатывают на нем деньги. Потом его ставят в состав, так как за него уплачены большие суммы, а при этом какой-нибудь молодой парень, который ничуть не хуже, будет из-за этого сидеть на скамейке.

— В Вейккауслииге больше доверяют молодежи?

— Думаю, что да. Далеко ходить не надо, на примере нашей команды: в стартовом составе ВПС выходит пять футболистов моложе 21-го года.

— Что больше всего поразило в Финляндии? Чего ты не можешь понять русским умом?

— Приятно удивило отношение финнов к природе и к ее ресурсам. Это то, чему нам надо у них учиться. А не понимаю, как они рыбу, да и всю пищу запивают молоком. Даже соленые огурцы (улыбается).

— А финнам есть, что у нас перенять?

— А им не хватает нашего чувства юмора (улыбается). Порой они чересчур замкнутые. Не все, конечно, но многие.

— Во всех клубах Вейккауслииги, и в частности в ВПС, игроки — профессионалы? Я к слову о пресловутых почтальонах, дантистах и т.д.

— Есть у нас почтальон.

— Да ну?

— Да, не знаю про другие команды, а в нашей один парень такой есть. Он местный, иногда подрабатывает почтальоном. Говорит, что за два часа можно неплохо заработать. Но он один такой, остальные только футболом живут.

Фото: АиФ-Рязань/ из архива Евгения Кобозева

— Самое бесполезное или нелюбимое вратарское упражнение, которое приходилось выполнять на тренировках?

— В Финляндии не могу вспомнить какие-то странные упражнения, все они несут определенную цель. А за свою карьеру больше всего не любил упражнения с элементами акробатики: сделать колесо, кувырок, опять колесо и потом поймать мяч. Такого плана упражнения никогда не нравились.

— Есть ли в ВПС система штрафов? Самые необычные проступки в карьере, за которые полагалось наказание рублем?

— Да, система штрафов здесь есть. Пожалуй, здесь она и самая забавная. Например, если не смыл за собой в туалете, то тебя штрафуют (улыбается). А в остальном всё, как и везде: опоздания, телефон в раздевалке и т.д.

— О какой карьере мечтают финские футболисты, какой европейский чемпионат у них в приоритете?

— Самый популярный чемпионат здесь — это Английская Премьер-лига, да Бундеслига ещё. Конечно, талантливая молодежь, пытается при первой возможности уехать в более сильный европейский чемпионат. Считаю, что правильно делают.

— У тебя были сложные этапы в карьере, есть ли пример какого-нибудь игрока, который тебя вдохновлял, мотивировал?

— Нет, таких примеров нет. В трудные моменты поддерживали и мотивировали близкие, да еще библейская история. То, что претерпел Иисус, не сравнится ни с чем.

— Строишь уже планы о дальнейшей карьере, после окончания контракта?

— Мой контракт заканчивается в конце ноября. Сейчас у нас будет недельная пауза, после чего праздничный вечер с подведением итогов сезона. А потом мы ещё тренируемся, и 18 ноября товарищеская игра в Стокгольме. После этого всех распускают. Делают это для того, чтобы не было перерыва в 2,5 месяца. Что касается дальнейшей карьеры, то у меня впереди еще больше месяца, чтобы определиться с будущим. Сейчас загадывать не хочу.


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Почему всю жизнь зарплата большая, а пенсия в итоге маленькая?
  2. Какие полезные ископаемые есть в Рязанской области?
  3. Где в Рязанской области расположены полигоны ТБО?
Самое интересное в регионах