23:36 10/03/2016 Александр ЕФАНОВ 1 229

Женщина и полиграф. Как эксперты-психологи рязанского СК помогают следствию

Эксперт-полиграфолог рассказала о психофизиологических исследованиях с использованием техники.

Эксперт отдела криминалистики СУ СК России по Рязанской области Татьяна Савельева.
Эксперт отдела криминалистики СУ СК России по Рязанской области Татьяна Савельева. © / Александр Ефанов / АиФ-Рязань

Красивая женщина в стильном платье приглашает войти в кабинет. Помещение из двух комнат, которые разделяются зеркалом Гезелла. Это значит, что из одной комнаты можно видеть и слышать все, что происходит в соседней, наоборот — нельзя.

«Присаживайтесь», — по-хозяйски ведет рукой женщина, указывая на возможные места. Перед глазами два кресла, на спинке одного из которых висят провода с датчиками. Выбираю другое, и располагаюсь напротив эксперта отдела криминалистики СУ СК России по Рязанской области Татьяны Савельевой.

— В мои должностные обязанности эксперта отдела криминалистики входит проведение психофизиологических исследований с использованием полиграфа. Но я также и профессиональный психолог, — начинает рассказ Татьяна Ивановна, —  более 20 лет отработала в уголовно-исполнительной системе, занималась как с сотрудниками УИС, так и с осужденными. Работала в колониях и следственных изоляторах Екатеринбурга и Рязани.

Когда Татьяна Савельева только пришла на работу в колонию №6, в поселке Стенькино, к ней привели осужденного, дедушку лет за 60. «Ну что ты нам про него скажешь?» — решили проверить молодого специалиста более опытные коллеги.

— Кроме того, что он работал в колонии библиотекарем, ничего о нем не знала, — вспоминает Татьяна Ивановна. — Протестировала его прямо перед сотрудниками, обсчитала тесты. Не знаю, говорю, по какой статье он осужден, но исходя из результатов тестирования, скорее всего за «мошенничество». В дальнейшем выяснилось, что у деда два высших образования, полковник в отставке, воевал в Корее. А посадили его за превышение должностных полномочий, был главой какого-то сельского поселения.

Тип «террориста» по записке

Пару лет назад, разыскивая «записочного террориста», который обещал взорвать в Рязани торговые центры, полиция обратилась за помощью к психологам. Несколько специалистов должны были изучить оставленные в гипермаркетах записки и высказать свое мнение. Татьяне Савельевой удалось определить тип мужчины практически на 70%.

Через зеркало Гезелла конвоиры наблюдают за тем, как их подопечный ведет себя во время обследования на полиграфе.
Через зеркало Гезелла конвоиры наблюдают за тем, как их подопечный ведет себя во время обследования на полиграфе. Фото: АиФ-Рязань/ Александр Ефанов

— Во-первых, было понятно, что писал все-таки мужчина в возрасте от 40 лет, — вспоминает Татьяна Ивановна. — Судя по почерку, принадлежал он человеку, который занимался чертежами (мужчина работал плотником — Ред.) Молодежь пишет только на компьютере и начертательным шрифтом просто не владеет. Соответственно, это человек от 40 лет и выше. То есть, он в своей жизни либо регулярно чертил, либо что-то подписывал таким образом. В то же время мои многие коллеги были уверенны, что записки писал подросток.

— С самими подростками приходилось работать?

— Когда закончила адъюнктуру, вернулась в УФСИН и какое-то время работала в следственном изоляторе. На тот момент там содержались несовершеннолетние, которые привлекались к уголовной ответственности за совершение убийства по мотиву национальной ненависти. Я была поражена, насколько промыты их мозги в плане нацизма. Несколько раз работала с ними. Пока говоришь с ребятами об обычных вещах — вполне нормальные парни, но когда заходила речь об их убеждениях — начинали заученными фразами твердить свои лозунги. Я видела. как может действовать сила убеждения.

Процедура довольно неприятная

В декабре 2015 года Татьяну Савельеву назначили экспертом-полиграфологом отдела криминалистики СУ СК России по Рязанской области. Свою должность она совмещает с работой психолога. Беседует с общественными помощниками следователей, среди которых в будущем будут отбирать кадры для Следственного комитета, определяет их личностные особенности, смогут ли они в будущем работать следователями.

Процедура прохождения проверки на полиграфе достаточно стрессогенная.
Процедура прохождения проверки на полиграфе достаточно стрессогенная. Фото: АиФ-Рязань/ Александр Ефанов

— Бывает так, что во время проверки на полиграфе, аппарат показывает одни данные, но вы как психолог, с ними не совсем согласны?

— Прежде, чем надеть на человека датчики, я с ним часа два беседую. Во время разговора использую, в том числе и психологические знания в области невербальных проявлений поведения. Я должна выслушать его позицию, проговорить все вопросы, чтобы снять волнение. Когда надеваю датчики, у меня уже есть определенное представление об этом человеке, которое в дальнейшем только подтверждается.

«Всё, что пишется в интернете на тему «Как обмануть полиграф», выглядит довольно комично»

— Есть мнение, что если человек отказывается проходить проверку на полиграфе, то это косвенно подтверждает его вину. Но если человек просто боится машину, техническое устройство?

— Человек может в принципе не доверять машине, поэтому проверка на полиграфе — дело исключительно добровольное. Некоторые, например, хотят пройти проверку, требуют ее, но в силу их здоровья, это им запрещено. Это те, у кого психические заболевания, проблемы с сердцем, с дыханием и другие. Потому что сама процедура проверки на полиграфе достаточно стрессогенная.

Татьяна Ивановна вспоминает, как когда-то, во время учебы на полиграфолога, преподаватель выбрал ее качестве вора. Ей дали четкое указание, куда пойти и что взять. В том случае это было золотое кольцо.

На работе Татьяна Савельва только в гражданском платье, чтобы не вызывать у подозреваемых лишнее волнение золотыми подполковничьими погонами.
На работе Татьяна Савельева только в гражданском платье, чтобы не вызывать у подозреваемых лишнее волнение своими золотыми подполковничьими погонами. Фото: АиФ-Рязань/ Александр Ефанов

— Я точно знаю, что ощущают люди, которые что-то совершали, а потом их проверяют через датчики. Лично я чувствовала сердцебиение в пальце, когда мне задавали вопросы непосредственно по тому действию, которое я совершила. Процедура довольно неприятная, — улыбается полиграфолог.

— Часто обследуемые пытаются обмануть?

— Бывает, но это все видно. Мы ведь не можем контролировать свои физиологические показания, сердце контролировать. А когда человек начинает врать, у него организм работает по-другому.

— Какие самые основные мифы о работе полиграфа вызывают улыбку?

— Очень многие говорят, что полиграф можно обмануть, если положить под пятку кнопку. В нужный момент, поднажать на кнопку, пойдет реакция… Но, человек — существо приспосабливаемое. На первый-второй раз может и пройдет, но потом жать нужно будет все сильнее и сильнее, а под конец проверки там должен быть гвоздь до колена, чтобы хоть какая-то реакция шла.

У моего преподавателя был человек, которого научили мазать подмышки хозяйственным мылом. Пока он сидел, все было нормально, но когда начались вопросы по существу, он начал потеть, и в какой-то момент он поднял руки в локтях вверх и попросился выйти.

То есть, все, что пишется в интернете на тему «Как обмануть полиграф», выглядит довольно комично.

Рамблер.Новости
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Где в Рязани делают прививки от клещевого энцефалита?
  2. Как заставить УК установить в подъезде энергосберегающие лампочки?
  3. Почему в Рязани водители маршруток ездят без кондукторов?